Общество

Вован и Лексус: Не занимайтесь пранком, оставьте его нам

Опубликовано 08 октября 2017 в 17:23
0 0 0 0 0

Известные на всю Россию и за её пределами пранкеры Вован и Лексус (Владимир Кузнецов и Алексей Столяров) презентовали в Крыму свою первую книгу «По ком звонит телефон». В Симферополе «звёзды русского интеллектуального пранка» рассказали поклонникам о том, как готовятся к звонкам и помогает ли им ФСБ. Корреспондент The Simferopol Room побывал на мероприятии.

О книге

Вован: Идея написания книги витала в воздухе, но мы как-то несерьёзно к ней относились. Год-полтора назад к нам обратилось издательство «Питер». Мы подписали договор. За 2016 год мы написали первые главы, где моя биография и биография Алексея, а в 2017 году – основную часть. Она посвящена, в первую очередь, политическим пранкам, хотя какие-то развлекательные вещи там есть: история про Элтона Джона, Настю Волочкову и других звёзд шоу-бизнеса.

Третья часть книги — это банальные вопросы, которые нам задают, и попытка ответить на них достаточно открыто: истории эти все про ФСБ, про «кто вам платит» и «на кого вы работаете» здесь подробно освещены.

Как связаться с нужным человеком

Вован: Контакты звёзд шоу-бизнеса найти достаточно просто, общаясь с журналистским сообществом.  Легко, в принципе, можем найти депутатов Госдумы или Верховной Рады.  Если брать каких-то топовых персон или иностранцев (особенно США), то здесь приходится выстраивать логические цепочки мистические.

Мы выходим на человека, просто зайдя на официальный сайт. Смотрим контакты официальных представителей этого человека, связываемся с ними, и уже они нам подсказывают, куда дальше обратиться — пресс-секретари, помощники. Дальше идёт электронная переписка, мы им пишем официальный запрос о том, что хотим переговорить, например, от лица Украины. Пишем тему беседы, свои контактные данные оставляем и отправляем письмо. Идёт согласование, это бывает длительный процесс. Например, Джон Маккейн — там согласование было в течение суток, а конгрессмен — там недели три нам согласовывали разговор.

Бюрократическая такая работа — она обычно остаётся за кадром, слушатели, зрители видят то, что получилось, а это процентов 30 всей работы, которую мы проделываем.

Многие думают: «О, у них там есть прямые мобильные телефоны кого угодно», — но это не так.

Почему люди верят

Лексус: Тут работает то, что человек не сомневается, что общается именно с той персоной, которую ему подсунули. Вот Саакашвили, допустим. Перед тем, как мы с ним общались, мы общались с его помощником, и когда Саакашвили его окружение говорит, что он сейчас будет говорит с этим человеком, то у него не возникает сомнений, что его может кто-то обмануть, подвести.  Как правило окружение и подставляет людей под эти разговоры.

Вопросы к персоналу, к профпригодности этих людей, которые окружают политиков. После пранка с Порошенко среди депутатов Верховной рады много было требований убрать главу администрации Порошенко за то, что они допустили такой дипломатический провал.

Если брать США, некоторые вещи действительно проверялись, с госдепартаментом связывались, и нам никто не отвечал. Курт Волкер, спецпредставитель США [по Украине]- там всё было нормально, мы сами удивились, что так просто удалось организовать этот разговор, и никто ничего не проверял, хотя мы писали с таких обычных е-мейлов.

Вован: Голос не меняем. Не звоним, конечно, от друзей, от близких людей или от тех, с кем политики часто встречаются, потому что если ты часто общаешься, ты должен знать голоса, и проработана уже схема контактов, поэтому новые неожиданные попытки выхода будут странновато выглядеть и будут проверяться.

Мобильная связь она искажает, немножко по-другому голос даёт.  Мы тоже не застрахованы от того, что нам кто-то позвонит, и мы не узнаем чей-то голос.

Сколько людей работает над пранком

Лексус: В основном, два человека достаточно, чтобы это реализовать. Если нужно, чтобы кто-то побыл секретарём, или нужен сложный перевод – привлекаем людей.

О связях с ФСБ

Лексус: Лучше всего свалить на ФСБ, на Кремль, чем сказать, что «да, я дурак, извините».

Когда пошли пранки с политиками украинскими, с Коломойским — тогда заговорил,и мол не всё так просто, наверняка это Кремль. Как известно, сейчас любое событие, даже если на кого-то что-то упало на голову – значит, Путин лично кидал или по его заданию. Это какая-то фишка стандартная.

Даже оперная певица Максакова говорит, что есть в ФСБ целый отдел, который занимается телефонными розыгрышами. Мы к этому уже относимся стоически, привыкли. Надоело одно и то же, могли бы уже придумать что-то пооригинальнее.

После пранка с Порошенко официальные украинские СМИ говорили: ФСБ. А вот когда Саакашвили разводили, не было никаких упоминаний ФСБ, вот там «ребята разыграли негодяя, дурачка Саакашвили». Смешные двойные стандарты: если это выгодно властям, то мы не ФСБ, а просто весёлые ребята, а когда что-то затрагивающее интересы Украины — то супер-схемы, супер-бюджеты, по заданию ФСБ и работает штат в 50 сотрудников.

Последователям

Вован: Я, на самом деле, не хотел бы, чтобы кто-то этим занимался в большом количестве, потому что когда пранка слишком много будет, люди перестанут пользоваться мобильными телефонами. Оставьте это дело нам.

 

Текст: Анастасия Романова

0 0 0 0 0
Вконтакте
facebook